Публичные люди и недвижимость

13.06.2012

 

Предлагаем читателям, которые интересуются способами управления собственной недвижимостью и получения с неё доходов узнать, как с подобными задачами справляются "сильные мира сего" - политики, известные деятели искусств и бизнесмены. Вот, что они поведали на страницах издания "Коммерсант-Дом".

Сергей Лисовский, член Совета федерации:

    Я покупал квартиры по надобности, а не из спекуляции. И никогда на покупке или продаже квартиры не наваривал, потому что вкладывал деньги в ремонт, а они при продаже не учитываются в стоимости квартиры. Так во всем мире - отремонтированный дом, по сути, обходится дешевле неотремонтированного, потому что каждому хозяину хочется сделать по-своему. Сейчас покупка недвижимости не является хорошим инвестиционным вложением. На мой взгляд, подобный вид спекуляции потерял привлекательность. Многих вскоре это приведет к краху. Рабочие "Дон-строя" бастуют, потому что им не платят зарплату. А не платят потому, что мало продается квартир. Период мелких спекуляций прошел, останутся только крупные компании, которые нацелены на окупаемость квартир в течение нескольких лет.

Николай Харитонов, депутат Госдумы (фракция КПРФ), председатель Агропромсоюза:

    У меня, несмотря на долголетнюю депутатскую службу, нет никакой недвижимости. Я ничего не сдавал, не продавал и никакую мзду не получал. Это только олигархи на недвижимости зарабатывать могут, а простому народу денег хватает только на хлеб.

Анатолий Долголаптев, президент Лиги оборонных предприятий, президент Союза развития наукоградов:

    Я трачу. Сейчас занимаюсь строительством нового родового гнезда, чтобы дети и внуки всегда имели место, где можно собираться. Но это требует больших средств и заставляет отказаться от другой недвижимости. Поэтому пришлось продать московскую квартиру. Что-то достаточно осязаемое за нее получил, хотя денег всегда не хватает. А при сделках с недвижимостью даже умные люди часто оказываются в дурацком положении. Но на рынке посредников сейчас ситуация благоприятная. Я, хоть и плохо считаю деньги, точно знаю, что меня не обманули.

Никас Сафронов, художник:

    Покупал для себя и случайно зарабатывал, но реальных денег с квартир никогда не получал. Несколько лет назад купил квартиру на Пушкинской, которая потом стала стоить дороже, но там в подвале прорвало воду, дом затопило и деньги я потерял. Потом снимал на Тверской пять лет квартиру за большие деньги, пока не купил жилье в Брюсовом переулке. Сейчас строю пентхаус и надеюсь, что это будет хорошим вложением денег.

Сергей Пенкин, певец:

    Несколько лет я назад удачно приобрел загородный участок и строю в Подмосковье хороший дом. Вполне доволен тем, что у меня получается, и радуюсь, что успел купить по довольно сходной цене. Сейчас такой участок стоил бы намного дороже. Опыта продажи недвижимости у меня пока не было, может быть, в дальнейшем что-то на этом и заработаю.

Константин Астахов, финансовый директор компании "Русские отели":

    Именно на недвижимости и собираемся зарабатывать, точнее, на коммерческой недвижимости (гостиничные комплексы и бизнес-центры). Хотя если вчера уровень доходности составлял примерно 20-25%, то завтра он приблизится к общемировым показателям - 8-10% в год. А сегодня если строить объект, то рыночная стоимость этого объекта после его ввода в эксплуатацию и достижения показателя плановой доходности в 1,5-4 раза превысит первоначальные инвестиции. Так, в Москве - это показатель на сегодня минимально 3-4, в Киеве - 2-2,5, в регионах пока заметно меньше.

Виктория Токарева, писатель:

    На операциях с недвижимостью можно разбогатеть, но, как и всякий труд, этот требует усилий и таланта. Впрочем, в 1989 году купила дачу за 40 тыс. рублей, которая теперь стоит $400 тыс. Она находится в престижном месте и, как говорят специалисты, будет только дорожать. Но продавать я ее не собираюсь, потому что хочу оставить наследникам. Пусть они зарабатывают, если захотят.

* * *

к списку